Вывести на печать

Чадские языки – живые; к этой семье относится более 150 современных языков и диалектных групп. Распространены в Центральном и Западном Судане, в районе озера Чад, Нигерии, Камеруна. Наиболее многочисленны говорящие на языке хауса, число которых составляет около 30–40 млн. человек; для большинства из них хауса является не родным языком, а языком межнационального общения.

Каждая из языковых семей, входящих в афразийскую макросемью, имеет свое внутреннее подразделение – классификацию языков по генетическому признаку. Классификации разработаны с разной степенью детализации, так как далеко не все афразийские языки достаточно изучены и адекватно описаны.

Исключение составляет древнеегипетский язык, для которого не обнаружено никаких близких «боковых» родственников. Для этого языка установлена лишь хронологическая периодизация его существования от первых памятников до последних памятников коптского языка.

Период афразийского языкового единства (скорее всего, это был не единый язык, а группа близкородственных диалектов) относится приблизительно к XIX тысячелетиям до н.э. Распад афразийской макросемьи на отдельные семьи относят к X–VIII тысячелетиям до н.э.

Предполагается, что древнейшим ареалом распространения афразийских языков были территории Северо-Восточной Африки и Передней Азии.

Относительно прародины афразийских языков существуют две гипотезы. Первая по времени выдвинута И.М.Дьяконовым и локализует афразийскую прародину в области Юго-Восточной Сахары и в прилегающих районах Восточной Африки. В XI–X тысячелетиях до н.э. (период мезолита) эти территории были еще благоприятны для жизни человека. Эта гипотеза поддерживается тем фактом, что большинство афразийских семей и языков по-прежнему распространены на территории Африканского континента. Египетская и чадская языковые ветви, отделившись от праафразийского, сохранили ряд общих особенностей. Позже отделяются носители пракушитской языковой общности, сохранившие ряд особенностей, общих с прасемитским. Последнее разделение афразийских ветвей происходит между прасемитским и прабербероливийским в VI тысячелетии до н.э. В связи с ухудшением климатических условий на территории Сахары древнесемитские племена двинулись на восток, в Переднюю Азию (через Суэцкий перешеек или через Баб-эль-Мандебский пролив). Ливийско-гуанчские племена двинулись в западном направлении, достигнув Атлантического побережья и Канарских островов.

Вторая по времени гипотеза выдвинута А.Ю.Милитаревым и локализует афразийскую прародину в Передней Азии и на Аравийском полуострове. К этой точке зрения примыкают и сторонники включения афразийских языков в ностратическую общность. В пользу второй гипотезы свидетельствует тот факт, что между афразийскими языками, распространенными на африканской территории, и неафразийскими языками Передней Азии (в частности, кавказскими) обнаружены следы древних контактов (главным образом, в лексике). По времени проникновения контактная лексика соответствует периоду предполагаемого единства афразийских языков. Согласно второй гипотезе, разделение афразийской общности сопровождалось движением большей части афразийцев на Запад, на территорию Африки, и только прасемитский остался на своей исторической прародине.

Генетическая классификация основных ветвей афразийской макросемьи окончательно не установлена в связи с существенно различной степенью изученности разных ветвей (семей).

Предварительная группировка приведена в работах И.М.Дьяконова на основе некоторых грамматических признаков. В их основу положены особенности глагольной системы конкретных языков. Эта схема выглядит следующим образом:

Первая «надветвь» объединяется общим грамматическим признаком – наличием противопоставления префиксального спряжения глаголов действия и суффиксального спряжения глаголов состояния. Вторую «надветвь» объединяет другой общий грамматический признак – образование глаголов действия из определительных и предложных конструкций. Глагольная же система омотской ветви инновационна и не позволяет установить ее близость к одной из двух «надветвей» или же установить ее самостоятельное положение.

В последние годы разрабатывается хронология разделения афразийской макросемьи языков на основе метода лексикостатистики (глоттохронологии). Ниже приводится глоттохронологическая схема, составленная А.Ю.Милитаревым.

Поскольку хронология разделения афразийских семей построена на учете степени сходства-различия базовой лексики, группировка афразийских, отображенная в этой схеме, отличается от группировки, основанной на морфологических признаках.

Первыми от общего предка всех остальных афразийских семей отделяются предки кушитских и омотских языков. Далее, от «северо-афразийского» предка первым отделяется предок древнеегипетского. От оставшегося предка «восточно-западного» афразийского первым отделяется прасемитский. Из оставшейся «западноафразийской» группы последними выделяются прачадский и праберберский. Дальнейшее разделение внутри каждой из выделившихся семей (или ветвей) проходит уже по своей «внутренней» хронологии. Частные «глоттохронологии» также разработаны А.Ю.Милитаревым.

В результате реконструкции праафразийской лексики, осуществленной в последней четверти 20 в. группой ученых под руководством проф. И.М.Дьяконова, установлено более 400 праафразийских корневых основ, связанных как с базовой, так и с культурной лексикой общеафразийского периода. Реконструкции И.М.Дьяконова и А.Ю.Милитарева позволяют ученым восстановить образ жизни афразийцев доисторического времени – периодов позднего мезолита и неолита. Общеафразийская лексика позволяет предположить, что еще до разделения языков (т.е. в XI–X тыс. до н.э.) афразийцы занимались не только охотой и собирательством, но уже переходили к примитивному земледелию и скотоводству. Систематизация общеафразийских культурных терминов, связанных с хозяйственной и материальной деятельностью человека, позволила сопоставить данные исторического языкознания с данными археологии в древней Передней Азии. А.Ю.Милитаревым и В.А.Шнирельманом была выдвинута гипотеза, которая идентифицирует носителей общеафразийского языка с представителями натуфийской мезолитической и ранненеолитической культуры XI–X тысячелетий до н.э., открытой археологами на территории Палестины и Сирии.

К общеафразийскому периоду восходят термины, связанные с примитивной обработкой земли, типа «мотыга», «мотыжить», «обрабатывать землю»; названия ячменя, зерна, бобовых; слова, обозначающие сбор зерновых или плодов, время сбора урожая; названия таких материалов, как дерево и камень, и изделий из них; названия домашней собаки; названия строений и т.д.

Общую типологическую характеристику афразийским языкам в известном нам состоянии дать затруднительно. Каждая из семей в течение тысячелетий прошла свой путь развития. Исходный общий генетический материал претерпевал изменения под влиянием субстратов и адстратов, с одной стороны, и в условиях отделения и изоляции от близких «родственников» – с другой стороны. Даже в пределах одной семьи можно обнаружить типологические расхождения между ее членами (например, в кушитских языках, в чадских и даже в более тесной группе семитских языков).

Типологические классификации языков отдельных семей существуют, однако они несопоставимы между собой, так как строятся на разных основаниях.

Так, типологическая классификация семитских языков строится на основании способов слово- и формообразования и способов синтаксического соединения слов. Структурно-типологическая классификация берберо-ливийских языков, предложенная А.Ю.Айхенвальд в 1987, строится на основании 39-ти морфологических и синтаксических изоглосс (наличие формы или категории, способ выражения и т.п.) и в основном совпадает с глоттохронологической классификацией берберо-ливийских языков, проведенной А.Ю.Милитаревым.

Для большинства афразийских языков характерны:

– в области фонетико-фонологической системы – наличие трехкомпонентной системы оппозиции некоторых согласных «глухой – звонкий – глоттализованный (фарингализованный)»; структура слога «согласный + гласный» (CV), запрет на стечение согласных в начале слога;

– в области морфологии – устойчивый консонантный (состоящий из одних согласных) корень; сочетание способов как внешней аффиксации, так и внутренней флексии (апофония гласных, геминация корневых согласных и т.п.); образование расширенных глагольных основ (т.н. «пород»), характеризующих степень, интенсивность, образ и направление действия; наличие категории грамматического рода (мужского и женского), числа (в древнесемитских и древнеегипетском – единственного, двойственного и множественного);

– в области синтаксиса – наличие двух типов синтаксических построений, резко расходящихся по порядку слов: семитско-берберо-ливийско-древнеегипетско-чадского типа, характеризуемого порядком членов простого глагольного предложения VSO (сказуемое-подлежащее-дополнение; иногда также SVO) и определительной конструкцией «определяемое + определение»; и кушитско-омотского типа, представляющего, соответственно, порядок SOV и определительную конструкцию «определение + определяемое».

Для многих афразийских языков, независимо от их генетической принадлежности, характерна тенденция к развитию аналитических конструкций как в синтаксисе, так и в морфологии (живые семитские, коптский, многие чадские языки).

На базе сравнительно-исторического метода И.М.Дьяконову удалось реконструировать основные структурные черты праафразийского языка. Структура корня представляла схему «согласный + гласный + согласный» (т.е. CVC); вместо гласного мог функционировать слогообразующий сонант (S), т.е. могли быть корни со структурой CSC или CVCS. На основе последней структуры начинал складываться и трехсогласный корень (при условии перехода сонанта в соответствующий согласный, т.е. сонант ; сонант и т.п.).

Грамматическая система праафразийского различала именные и глагольные части речи. Развитие внутренней флексии относится также к афразийскому периоду. В этих условиях начинает «стираться» исконный корневой гласный. Большинство известных афразийских языков уже характеризуется оппозицией устойчивого консонантного корня и его переменного вокалического состава. Одновременно со способом внутренней флексии предполагается и развитие внешней флексии (показатели именных классов; падежные окончания; глагольные показатели лица, рода, числа и т.п.).

Первичные глагольные категории представляли оппозицию «действие vs. состояние». Эта оппозиция характерна для многих архаичных языковых систем. Такая особенность древнего глагола определяла и древнейший строй предложения как эргативный. При этом строе формы (падежи) подлежащих различались в зависимости от категории глагола (действия или состояния).

В число реконструированных общеафразийских корней входят именные и глагольные, такие, как *cSVbV' «палец», *tSL «роса»; *pVr «бежать, убегать»; *bVk «плакать» (где S – сонант, а V – гласный звук).

Изучение афразийских языков начинается с таких древних и классических языков, имеющих письменные памятники, как семитские и древнеегипетский. В 19 в. в сферу изучения вовлекаются живые бесписьменные языки Африки: берберо-ливийские, чадские, кушитские.

Собственно афразийское языкознание начинается с постепенного обнаружения близости и родства между отдельными афразийскими семьями. Во второй половине 19 в. выдвигается предположение о родстве древнеегипетского, некоторых берберских, кушитских и языка хауса (из чадских языков). К.Р.Лепсиус в 1863 объединяет эти языки в единую группу «хамитских» языков, а «хамитскую» группу, в свою очередь, объединяет с семитскими языками. Так возникает первоначальное название «семито-хамитские», или «хамито-семитские» языки. В первой половине 20 в. продолжаются сравнительные исследования по отдельным языкам, реконструкции общего лексического фонда (А.Эмбер, Р.Каличе, Э.Зигларж, В.Вицихл, В.Леслау, Л.Райниш, Р.Реслер, Н.В.Юшманов). В 1947 выходит первый обобщающий труд французского ученого Марселя Коэна Опыт сравнительного словаря и фонетики хамито-семитских языков. Результаты первого общего сопоставления языков, результаты дальнейших исследований американского ученого Дж.Гринберга показали, что в пределах всей макросемьи нельзя обнаружить какого-либо генетического единства «хамитской» группы языков, которое можно было бы противопоставить семитской семье. Все языковые семьи африканского континента оказываются самостоятельными по отношению друг к другу и не имеют какого-либо определенного общего признака. В связи с этим открытием в мировой науке возникает предложение об изменении наименования всей макросемьи на «афроазиатскую», или «афразийскую».

Середина и вторая половина 20 в. ознаменовались самым широким фронтом изучения афразийских языков, особенно бесписьменных. В научный обиход включаются грамматики и словари по берберо-ливийским языкам (Ш.Фуко, Д.Вёльфель; М.Пелла, Л.Галан, М.Маммери, А.Абд эль-Массих и многие другие); по чадским языкам (К.Майнхоф, Дж.Гринберг, Р.Барджери, П.Абрахам, П.Ньюмен, Р.Ма, Г.Юнграйтмайер; отечественные ученые – Н.В.Юшманов, Д.Л.Ольдерогге, Ю.К.Щеглов); по кушитским языкам (У.Уэлмерс, К.Белл, Б.Анджеевский, Г.Грэсс, Ф.Палмер, Р.Хецрон, Р.Хадсон, Г.Флеминг); по омотским (Э.Черулли, М.Л.Бендер).

Новый этап в развитии сравнительно-исторического изучения афразийских языков открывается И.М.Дьяконовым. Привлекая и обобщая весь известный материал афразийских языков, на базе сравнительного анализа фактов ученый создает первую сравнительно-историческую грамматику афразийских языков (1965; новое изд. 1988). Под его руководством большая группа ученых осуществила первый опыт фундаментального сравнительно-исторического словаря афразийских языков (1980-е годы, 2-е испр. и доп. изд. – 1993–1997). Его ученики и младшие коллеги, африканисты и семитологи, продолжают сравнительно-исторические исследования и реконструкции как в области общеафразийского, так и в области отдельных афразийских семей: реконструкция праафразийской фонологический системы (И.М.Дьяконов, А.Ю.Милитарев, В.Я.Порхомовский, О.В.Столбова), разработка принципов афразийской реконструкции (И.М.Дьяконов, В.Я.Порхомовский), разработка методов лексикостатистики для установления глоттохронологии афразийских языков (А.Ю.Милитарев), реконструкции фонологических систем чадских языков (В.Я.Порхомовский, О.В.Столбова), сравнительно-историческое и типологическое описание берберо-ливийских языков (А.Ю.Милитарев, А.Ю.Айхенвальд), сравнительно-историческая фонетика кушитских языков (А.Б.Долгопольский), исследования по грамматике кушитских языков (Т.Л.Ветошкина), подготовка первого в мировой семитологии этимологического словаря семитских языков (А.Ю.Милитарев, Л.Е.Коган), ведутся сравнительно-исторические исследования и по отдельным языкам афразийской семьи, опирающиеся на результаты общеафразийских реконструкций, в частности по истории арабского языка (А.Г.Белова).

Отечественная афразистика вносит значительный вклад в общелингвистическую теорию не только результатами реконструкций, но и введением новых методов компаративистики, опирающихся на особенности языкового материала: различие функций корневого консонантизма и вокализма, особенности структуры слога и слова, структуры трех- и двухсогласного корня, дальнейшая разработка методики ступенчатой реконструкции на материале чадских языков.

назад



АФРАЗИЙСКИЕ ЯЗЫКИ
Берберо-ливийские
Древнеегипетский язык
Кушитские языки
Омотские языки
Семитские языки
Чадские языки
Литература

Дополнительные опции

Популярные рубрики:

Страны мира Науки о Земле Гуманитарные науки История Культура и образование Медицина Наука и технология


Добавьте свои работы

Помогите таким же студентам, как и вы! Загрузите в систему свои работы, чтобы они стали доступны всем! Принимаем курсовые, дипломы, рефераты и много чего еще ;- )

Добавить работы →

Последнее обновление -
20/01/2021

Каждый день в нашу базу попадают всё новые и новые работы. Заходите к нам почаще - следите за новинками!

Мобильная версия

Можете пользоваться нашим научным поиском через мобильник или планшет прямо на лекциях и занятиях!